Ночными бдениями навеяло некое подражание Владимиру Сорокину… Получилось эдакое, склизкое…
Судите сами…

— Товарищ, Говнокомандующий!.. На вверенном мне участке серии глабесплтатместобщпользов им. Миклухо-Маклауда прорыва национальной безопасности не состоялось!.. Докладывал старший по охране фаянсовых международных коммуникаций настоящего олигарха товарищ Х. З. Кто… Ваха сдана.
— Вахаба приниятА!.. Вольно… Расслабьтесь…
Да и вообще расслабьтесь…
Трехсуточное дежурство в нашем подразделении мимо никого еще просто так не проходило…
Подписку о потере разума давали?
— Так точно-с, ваше Говнопинательство…
— Что вы мне тут, солдат, во фрунт стоите, как курсистка на выданье?!.. А?!. Расслабьтесь. Записались на старшего — полезайте к чертовой дюжине…
Идите домой.
Примите ванну.
Выпейте чашечку кофе, какао, чаю…
Накатите себе двести грамм по полной и баеньки… С титькой в обнимку…
Титька есть то?
— А какже, това…
— Не разводить мне тут паниблятство, старший посмене хрензаще!..
У вас титька есть — ее и обнимайте…
А то, батенька, так не долго на исправительные загреметь за стремления к голубому цвету, проявлемые в уважательно-облизательных высказываниях в сторону особей мужского рода… Наказ-условление № 67348270-2343890-олваро читали?
— Таааа читал… — Расслабленно…
— Вот так-то лучше.
Идите.

Старший по смене разворачивается и собирается уходить.
Резкий окрик его начальника останавливает.
— Стоять! Счас резолюцию наложу на ваши штаны… — говорит начальник и протягивает старшему кусок туалетной бумаги с личной полдписью и печатью эрцгерцога Бабамовича. — Пшел вон!..

Старший в неудоумении выходит из кабинета, закрывает за собой дверь и начинает читать резолюцию.
В ней написано.
«Явиться к отцу каптенармусу для получения дальнейшей раздачи»

От таких совсем непонятных слов старший идет к неизведанному…

Народная молва утверждает, что от отца каптенармуса просто так еще никто не возвращался… А еще народная молва, утверждает, что тот ваще голубой в натуре, и никто его на исправительные не пошлет, потому как сам Бабаебич у него в двустволках ходит. Но только насчет последнего, наверное, все же бают…
В любом случае идти страшно, не идти — чревато…
Идет.

— Товарищ, отец каптенармус…
— Чего тебе, сын мой…
— Я не ваш сын… Тут, эта, резолюция…
— То, что ты не мой сын, я это и так знаю, хотя… Постой-постой… Матушка то твоя ходила тут четверть века назад… Помню я ее Марфутку… Классно брала… Но дальше дела не пошло… Ой не пошло… Прости, грешного, пОшло как получилось…
Так, что в резолюции… Ага… Раздать… Два дать… А то и все три…
Так что, сын мой, который не сын тебе дать?
Пряников? Водки налить? Или какого непотребства желаешь?..
— Отец каптенармус, а можно все три сразу?.. В светлую память матушки…

— Милок, а ты не гей часом? Что о непотребствах с мужчиной разговариваешь? Небось дома-то, с куем наперевес бегаешь?
— Никак нет-с, ваше благовоние…
— Жаль что не гей… А то я бы тебя охаживал… Жил бы у меня под мантией, как укр во щах катался… Хорошо спивают… А все туда же… Анал-монал чужой шмонал… Да нет… Шутка. Им родину продать, мать родную и сраку подставить… Лишь бы спивалось… Скука…
Наш брат-русин, все ж по любви, или за деньги старается пристроиться… А ты как?

— Да… я.. Меня…
— Ты не чАсти, не чАсти, сынок… Я еще не тебя… Я сегодня вообще никого… В натуре… Урэмя нима — говорит отец каптенармус и проводит ребром ладони по собственному горлу… — Я теперь ваще никого нима… Только в дышло дать могу, панимааешь… Мак, штука стремная… Не берись.

— Да мне… Меня…
— Да чО ты заладил, как поп на похоронах?
— Да…
— Да я уже понял что ты да и тебе да… Растуда, два туда, три туда…
Понравился ты мне, старший… Э нет! Мил херц. Без голубовщины. Просто понравился… И матушка мне твоя нравилась… Вот тебе светлой памяти ее, бери спиритус вини, меры полведра и иди-ка ты, братец на хрен с моей епархии свою титьку жамкать…
А в следующий раз встретимся.
Мне — не отказывают…

— Что, старший, смотришь?! Команда нужна?
С ведром спирта, крУ-гОм!.. К титьке, нахер шагом мааарш!..
Пшел вон говорю…
Ферштейн?
— Яволь, майн фатер… Пшел вон я…

Старший уходит прижимая к сердцу вожделенные полведра…
в его голове рояться мысли:
«Главное дойти. Главное не расплескать…»

А дальше — другая история…

© DikoobrasZ, 22.05.09

0
0