Если, сидя на уроке,

или, может быть, на паре,

ты от скуки и безделья

вздумал книжку написать,

никогда ты эту книжку

(в электронном, сука, виде!),

не аттачь к письму пустому

и в издательство не шли.

Напиши сначала, скажем,

как зовут тебя и кто ты,

для чего всё это надо

и куда ты держишь путь.

Но сперва узнай украдкой:

вдруг твой труд стомегабайтный

(с иллюстрациями друга,

с орфографией сестры)

на хуй никому не сдался,

или сдался, но не раньше,

чем лицо твоё с экранов

бодро примется вещать.

Просто, знаешь, заебало,

вот реально — заебало

открывать почтовый ящик

и читать весь этот спам.

Не про то, что надо пенис

нарастить и увеличить!

А про жизнь твою в искусстве,

про любовь, а также смерть,

Про великие свершенья,

про героев и злодеев,

про твой взгляд из туалета

На обои и паркет.

Я, к тому же, не редактор,

вот ни разу не редактор,

ты ко мне попал случайно

(сотый раз уже подряд!)

Все кругом писать умеют,

или думают, что могут:

кто-то в самом деле может,

кто-то сможет, но потом,

У кого-то недержанье,

кто-то очень хочет славы,

кто-то просто сумасшедший,

кто-то Знание Несёт.

И у всех Душа и Сердце,

Почки, Печень, Селезёнка,

никого нельзя обидеть —

как солдат ребёнка не.

Это ведь бумага стерпит,

и издатель стерпит тоже,

а писатель — он ранимый,

он практически святой!

Он снисходит с текстом в клюве,

(или, скажем, с текстом в лапках),

аки птичка, что не знает ни забот и не труда,

Нежно хлопает ушами

(и глазами, и руками,

иногда лицом хлопочет —

если в возрасте уже).

Он плевал на продвиженье

(это что ещё за слово?),

типографские расценки —

это тоже не к нему.

Что вам — трудно напечатать?

Всё исправив (но не слишком).

Текст вообще-то гениальный.

Мне вчера сосед сказал.

Мой сосед — он понимает.

Он прочёл четыре книги,

он начитанный парниша,

вам с ним спорить не с руки.

Или, хочете — соседа

приведу к вам побазарить?

Только, видно, через годик —

он немножечко в тюрьме.

А потом напишет тётя,

с тётей вроде всё нормально,

тётя пишет детских сказок,

состоящих из слюней,

Из соплей, чуток из кружев,

и из рюшечек, конечно,

тётя думает, что дети

не сблюют в её сироп.

Следом гений авангарда,

мощный дизель контркультуры,

он хотя бы не для деток,

а для инопланетян.

Ну потом, конечно, деда,

деда видел сон пречудный,

как прекрасная нимфетка

любит деду так и сяк,

вслед за дедом — две подружки,

дальше, вроде, две старушки,

был ещё какой-то крендель,

а теперь ещё и ты.

Что ты хочешь, юный гений,

отчего б тебе, приятель,

не пойти к подруге в гости

или с другом на каток?

В мире столько развлечений,

увлечений и занятий,

лучше водку пей в подъездах,

чем романы присылать!!!

Источник

Не обессудьте, стырил нагло в ЖЖ, но уж больно все это близко… Столько бреда перечитать пришлось…

0
0