— Пап, а пап, у меня тут по математике задали…- Гоша неловко переминался с ноги на ногу.

— У мамы спроси. – отбил подачу Иван Иванович.

— Мама сказала, что в ее жизни слишком много вычитания и деления и отправила к тебе.

— И умножения. Местами. – хихикнул Иван Иванович. – Что там за задача?

— Гражданин взял в банке десять тысяч и через полгода вернул шестнадцать. Под какой процент брал кредит гражданин? – прочитал Гоша.

— И что тебе тут непонятно? – укоризненно спросил Иван Иванович.

— Пап, мне надо задачу решить. – сказал Гоша. – Мне не надо вот это «У нас есть десять и шестнадцать. А еще у нас есть шесть месяцев. Что надо сначала сделать?». Мне ответ нужен. И решение.

— А самому…

— А самому мне мозгами раскинуть слабо. – перебил Гоша и умело имитировал интонации отца: — Я способный, но лень меня погубит. И вот сейчас я пришел не потому, что не умею решать, а потому что мне лень самому напрягаться. Мне легче прийти, ты решишь, я запишу решение и ответ. И поскорее сяду играть в компьютер. А знаний по математике у меня останется ноль. Я бестолковый и позорю отца.

— Хахаха. – не удержался Иван Иванович. – Я так говорю? А.. Ну да… Я так говорю. В общем, надо от шестнадцати отнять десять – получится шесть. Это интерес банка. Шесть поделить на десять и умножить на сто. Получается шестьдесят процентов.

— Значит ответ – шестьдесят? – переспросил Гоша.

— Значит ответ – девяносто процентов годовых. – выдал Иван Иванович.

— Не понял. Откуда девяносто? – удивился Гоша.

— Оттуда. Рассмотрение заявки, заключение договора залога и заключение кредитного договора составит процентов пятнадцать. Остается сорок пять на полгода. Годовых – девяносто. Так и пишут в рекламе. – пояснил Иван Иванович.

— Здорово живешь! – появилась в дверях мать Гоши, Софья Александровна. – А вдруг он на три месяца брал и ему просрочку с пеней вклеили?

— Пеню брать с физических лиц запрещено. – возразил Иван Иванович. – Не слушай ее, Гоша. Пиши – девяносто годовых.

— Да нет таких процентов сейчас! Нету! – начала горячиться Софья Александровна.

— Дай-ка, Гоша, учебник сюда. – попросил Иван Иванович. – Что и требовалось доказать! Учебник девяносто четвертого года. Тогда такие проценты были. Съела?

— Тогда и пеня и просрочка брались. – ответила Софья Александровна. – Съел?

— Тогда физическим лицам вообще не давали! – ляпнул Иван Иванович.

— Под одну пятую от залога – давали! – сказала Софья Александровна. – Грамотей. Взял десять. С ежемесячным погашением процентов и погашением кредита по концу срока. Человек не платил проценты. После первого месяца по первой сумме включается двойная ставка с пеней на сумму задолженности в размере одного процента от суммы задолженности в день. После второго – на вторую сумму. После третьего – на третью сумму процентов, на основной кредит и задолженность за первые два месяца.

— Да там было бы за сто тысяч! – взвыл Иван Иванович.

— Это если по девяносто годовых. А если под меньше – то нет. – спокойно возразила Софья Александровна. – А под сколько – тебе и надо посчитать.

— Фигня вопрос. – сказал Иван Иванович. – Гоша дай лист бумаги и ручку. За икс принимаем месячную процентную ставку. Считаем проценты – икс на сумму кредита. Считаем пеню – перемножаем задолженность на сто пятьдесят, сто двадцать и девяносто дней. Считаем просрочку в два раза. И проценты. Складываем. Все равно шести тысячам. Уравнение…. Итого… получается пятьдесят семь процентов годовых! Или четыре и семь в месяц. Ну, приблизительно.

— А давайте я лучше шестьдесят напишу, а? – тоскливо спросил Гоша. – Я ж этого всего никогда не пойму..

— Трус! – сурово ответили родители. – Вот решение. Пиши.

— Двойку же получу. – заныл Гоша.

— Пиши, тебе говорят! – сказал отец. – И ответ – в случае трехмесячного кредита с просрочкой и пеней, при отсутствии банковской комиссии за выдачу и оформление кредита…

— И отсутствия дисконтирования процентов. – добавила мама. – Тогда модно было дисконтировать. Но тогда и просрочка… А ты посчитал просрочку и пеню по основному долгу?

— Охтыж, йоо. – протянул Иван Иванович. – Забыл совсем.

— Растяпа. – ласково сказала Софья Александровна.

— А нет! Посчитал. Вот же – шестьдесят икс! Это просрочка по основному долгу. Не путай меня!

— А пеню? – ехидно спросила супруга.

— Черт! – ругнулся Иван Иванович и пересчитал все. – Не путай меня, я сказал! Не бралась пеня на основную сумму.

— Это почему это? – поинтересовалась супруга.

— Потому как пеня на десять тысяч за девяносто дней в любом случае больше шести тысяч. – победно пропел Иван Иванович.

— Так и пиши, Гошенька. – сказала мама. – При отсутствии дисконтирования процентов и взымания пени только за просроченные проценты, а не за задолженность по основной сумме – человек брал кредит приблизительно под пятьдесят семь процентов годовых. Приблизительно – из-за округлений.

— За двойку чтоб не ругались! – предупредил Гоша.

— Пап, а пап. – переминался Гоша с ноги на ногу на следующий день. – Тут математичка опять задачу задала….

Под домашним заданием, красной пастой было выведено:

«Отлично!!! Гоша, реши, пожалуйста следующую задачу:

Семья учителя математики получает пятьдесят тысяч рублей совокупного дохода в месяц. Какие условия кредита были бы приемлемыми для этой семьи, так чтобы ежемесячный платеж не превышал десять тысяч рублей? Какую максимальную сумму может взять эта семья на пятнадцать лет? В какой валюте лучше брать кредит и в каком банке?»

— Ну это просто, Гоша. – хмыкнул Иван Иванович. – Пусть в сбербанке берет. Миллиона три-четыре. С отсрочкой платежей на пять лет. Под тридцать процентов.

— А это правильный ответ? – засомневался Гоша.

— Неа. – радостно сказал Иван Иванович. – Но твоя математичка узнает об этом только через пять лет. А ты уже в шестом.

Оригинал этой записи находится на Frumich.com

0
0