Из обсуждений болтунов в транспорте:

Мы как-то с подругой ехали на озера (шесть, что ли, часов на автобусе), билеты взяли в последний момент, и так получилось — в разных местах салона. И рядом с моей подругой сидела тётка, которая два часа рассказывала по телефону знакомой, как она планирует удалять бородавки. Мне было слышно через десять рядов. Подруга вежливо просила не вести на публике столь интимные разговоры — её игнорили. Написала на листке блокнота «всех достали ваши бородавки» — её снова проигнорили. Тогда она набрала мой номер и стала так же громко и пронзительно пересказывать мне то, что говорила эта бородавчатая. «Ир, тут со мной рядом женщина сидит, встань, посмотри, видишь? Так у неё на правом боку новая бородавка выскочила, муж заметил, а она сама только в зеркале увидела, муж зеркало держал, а зеркало маленькое, еле рассмотрела!» Это был тот случай, когда весь автобус действительно если не ржал, то похрюкивал. Тётка повопила, назвала подругу хамкой, получила собак от других пассажиров. Молчала полчаса, потом снова взялась за телефон, и Света опять показательно набрала меня. Тётка даже говорить не стала — сбросила звонок.

___

Привет от хозяина кошки Стервы.
Видимо влипать во что-то — моя судьба. :)
Гуляю по лесопарку своих лабров и жду девушку. В этот момент подходит какой-то крендель с бейсбольной битой и начинает примерять линейку к рожам моих собак. Перехватываю поудобнее поводок, им можно и блокировать и отфигачить, если что и интересуюсь, «что тебе надобно. человече»? Он мне сует фото под нос и объясняет, что его супругу укусило за задницу собака, тут в парке! И он ищет эту собаку. Начинают объяснять, что у меня не собаки — у меня лабрадоры, они не кусаются, проверено много раз. Но он сует мне в нос фото…. короче, подходит моя любимая (как всегда вовремя), втыкает в фото и мы узнаем три вещи: 1) Мы мудаки! 2) Это укус человеческий. 3) У кого-то рога….
Парень некоторое время втыкает. Потом берет ближайшего лабра, который смотрит на все это с полным равнодушием и кусает им себя за ногу! Сравнивает следы и устремляется к горизонту с криком «ну сука!» Хэппиэнд.

___

Знал я одного батюшку, вполне благочиннага.

Он тогда сан только принял, получил приход. Совсем надо сказать захудалый приход, ну просто никакой. Церквушка-развалюшка, в какой-то деревеньке, три кривых калеки, вот и весь приход. Ну что с того приходу?

Но батюшка был молод, и кипел энтузиазмом. Стал вести просветительскую работу среди местного населения. Что бы хоть как-то привлечь паству. Ходил там по больницам, освящал кабинет главы местной администрации, и даже выступал по телевидению на тему о вреде пьянства. Чем популярности конечно не снискал. Помогало всё это слабо. То есть слушали его конечно с удовольствием, относились с уважением, головами кивали, но в церкву ни-ни. Не хотят идти, и всё.

И вот как-то раз, как обычно, плотно покушав, отправился он на службу. И прямо во время службы у него случилось неладное с животом. Какое-то неправильное сочетание пищи, вероятно. Короче, стали у него внутри вырабатываться газы. В непропорционально большом количестве. Стало его пучить, проще говоря. Уж он терпел-терпел, терпел-терпел, но в какой-то момент, непроизвольно, неожиданно даже для самого себя, пукнул. Негромко, но обильно.

Он конечно смутился. Смутился внутри, но снаружи виду не подал. Быстро осенил себя крестным знамением, и стал осторожно к себе принюхиваться.
На самом деле пукнуть в церкви, в этом греха-то никакого особага нету. Тем более если непроизвольно и незаметно. Это ведь обычный физиологический процесс. И если человек создан по образу и подобию, значит и боженька бывает себе позволяет слегка того. Дунуть. Дело не в этом. Казус может произойти если запах, буде таковой случится, достигнет обоняния паствы. Это может отвлечь от благостных мыслей, и направить их на поиск источника запаха. А это уже небогоугодно.

Но сколько батюшка ни принюхивался, к своему удовольствию никакога запаха не учуял. Чему необычайно возрадовался. И устав себя сдерживать, всё чаще стал позволять себе стравливать вредоносные газы из организма. А секрет отсутствия запаха был на самом деле прост. Ряса из плотной ткани плохо пропускала воздух, и оказалась для исходящих газов таким своего рода колоколом. И газ там потихоньку копился, копился, и копился. Пока не достиг критической массы. И вот во время чтения молитвы во славу господа, когда хор певчих в очередной раз затянул «Аллилууйяаа!», батюшка случайно задел дымящим кадилом своё облачение, газ вырвался наружу, и воспламенился.

И внезапно вся паства, все эти три с половиной калеки, увидели, как батюшка вдруг весь, с ног до головы, покрылся голубым сиянием! Таким знаете голубым божественным пламенем! Длилось это весьма недолго, но вполне отчётливо, что б ни у кого не вызвать сомнений в увиденном. Некоторые нравственно нетвёрдые сперва даже было подумали, что это боженька решил батюшку за прегрешения спалить к едрене матере прямо посреди службы. Но когда голубое пламя спало, и батюшка предстал перед приходом слегка конечно испуганным, но целым и невредимым, все просто в шоке пали ниц. А батюшка, смущенно кашлянув в слегка опаленную бороду, продолжил службу как ни в чем ни бывало.

2
0