Один говорил: Наша жизнь — это поезд, Другой говорил: Перрон. Один утверждал: На пути нашем чисто, Другой возражал: Недо жиру. Один говорил, мол, мы — машинисты, Другой говорил: Пассажиры! Пел нам в своей песне незабвенный Андрей Макаревич. Только вот Андрей Платонов в своей книге «Сокровенный человек» сказал лучше: «Голод до того заострил разум у простого...