«На гауптвахте я ждал трибунала и все гадал — меня расстреляют, или посадят в тюрьму до конца моих дней?

А что случилось с напарником, куда же он все-таки подевался?

Тут объявилась моя машина — ее буксировали от места поломки до Парижа. Оказывается, мой приятель напился по дороге в город, и в пьяном виде ввалился в штаб. Для начала отправили его на гауптвахту, а когда отыскали машину — уже не обнаружили меня. Приятель сказал, что меня украли немцы, штабист сказал, что я дезертир, в общем, они не знали — то ли меня наградить посмертно, то ли сначала повесить.

Конечно, за брошенную военную технику мне полагалось суровое наказание.

Но за меня вступился мой новый босс — смешной такой испанец из Международного Красного Креста. Зовут его дон Каррильо или Кадрильо, так и не понял. Он веселый — все время смеется и называет меня Хосе. Говорит, что я ему как сын.

Этого дона мне дали за два дня до происшествия.

Дон оказался хорошим — попросту спас меня! Кричал, что я и так сделал все возможное! Что по уставу испанской армии (и французской, раз дело было в Париже!), если солдату в течение дня не доставят на передовую горячую пищу и девочек — он может оставить окопы, и отправляться домой!

Наши полковники заржали и полезли в уставы к союзникам.

И это оказалось правдой!»

Из биографического сериала С.Аманова «УОЛТ ДИСНЕЙ • ЕВАНГЕЛИЕ ОТ СВЯТОГО МИККИ» Фрагмент из событий времен Первой мировой войны

0
0